Мы в Google+

Oasis: ‘Wonderwall’

Оазис, точнее, двое из них: Ноэл и Лайам Галлахер Для многих, ‘(Whats The Story) Morning Glory?’ - шедевр 'Оазис’ [Oasis]. Продюсер и звукорежиссер Оуэн Моррис [Owen Morris] рассказывает нам историю его создания.

После впечатляющего дебюта c ‘Definitely Maybe’, решительно ворвавшиеся в 1994-м, ‘Оазис’ достигли вершины с их вторым альбомом 1995 года ‘(What The Story) Morning Glory?’ Со-продюсеры Ноэл Галахер [Noel Galagher] и Оуэн Моррис [Owen Morris] охарактеризовали эту запись, как переход от стиля Power-Rock к более мелодичным балладам в среднем темпе, которые благодаря современной аранжировке с синтезироваными струнными, помогли сделать альбом более близкими к стилю “Бритпоп” [Britpop].

После выхода, альбом возглавлял британские чарты в течение 10 недель, поднялся до четвертой строчки в США, и породил такие хитовые синглы, как ‘Some Might Say’ и ‘’Don`t Look Back In Anger’, ставшие “номер один” в UK. А также, ‘Roll With It’ и ‘Wonderwall’, ставшие “номер два”, последний из которых поднялся до восьмой строчки в Америке. ‘Champagne Supernova’ с участием гитариста Пола Уэллера [Paul Weller], также побывала в Топ 20. Став международными суперзвездами, Оазис разожгли в таблоидах настоящий «Бритпоп Баттл» с Лондонскими соперниками из Blur.

Однако, когда ‘(What The Story) Morning Glory?’ попал в магазины, обвинения в плагиате по некоторым вещам из ‘Definitely Maybe’, в адрес Ноэла вернулись. Его обвиняли в том, что он частично что-то взял у ‘REM’, что-то у ‘The Beatles’. А затем была история о том, что сессия в студии Rockfield, недалеко от  Монмута в Уэльсе, была сорвана дракой между Галахерами – что неудивительно, учитывая их давнюю традицию силового выяснения отношений. Хотя, по словам Оуэна, особой причины для подобного поведения не было. Однако в основном везде сообщалось, что все случилось из-за спора, кто будет петь ‘Don`t Look Back In Anger’.

Было много причудливой журналистики, говорит продюсер-звукорежиссер, которого можно увидеть на обложке альбома, несущим мастер-ленты в магазин ‘RecklessRecords на Бервик-стрит в Лондонском Сохо. «Ноэл, также и сам придумывал много историй».

Уроженец Порт-Талбота в Южном Уэльсе, Моррис начал свою техническую карьеру как 16-летний помощник в ‘Spaceward Studio’, где в середине 80-х он работал над проектами ‘Stranglers’ и дуэтом Дэйва Стюарта [Dave Stewart] и Барбары Гаскин [Barbara Gaskin]. К концу десятилетия Моррис переехал в Манчестер и начал сотрудничество с гитаристом экс-Smiths, Джонни Марром [Johnny Marr], записывая одноименный дебютный альбом 1991 года, проекта ‘Electronic’-плодом сотрудничества с Бернардом Самнером [Bernard Sumner] - фронтменом ‘New Order’, а также его собственного Republic (1993). Впоследствии, менеджер Марра - Маркус Рассел [Marcus Russell], который также был некоторое время и менеджером Морриса, явился «виновником» сотрудничества инженера с Оазис.

“Я нанял другого менеджера, непосредственно перед тем, как Маркус начал управлять делами Оазис, объясняет Моррис, который в то время хотел полностью переключиться на продюсирование. “Останься я с Маркусом, возможно, я с самого начала был бы связан с Оазис”.

Definitely Maybe

Ноэл Галлахер со своей гитарной установкой. Вместо этого, в январе 1994 года Оазис начали сессии для Definitely Maybe c Дэйвом Бэчелором [Dave Batchelor] в качестве продюсера. Неудовлетворенные тусклыми результатами, они наняли Марка Койла [Mark Coyle] - лучшего друга Ноэла Галлахера и лайв-инженера группы. В co-продюсерстве с Галлахером они попытались воспроизвести концертное звучание. В попытке сделать это, они записывались в студии все вместе, без экранов между инструментами. После чего Галахер дополнительно дописывал гитары. Когда этот подход не дал желаемых результатов, а они остались без дополнительного финансирования со стороны их лейбла ‘Creation Records’, чтобы начать все снова, Маркус Рассел пришел к Оуэну Моррису.

“Минусовки были записаны довольно прилично, и все звучало довольно хорошо,” говорит Моррис. “Первоначально, я был привлечен, чтобы записать заново вокал и сделать пересведение альбома. Однако, чтобы освободить достаточно места для вокала Лайама, а затем собрать все, что он сделал, я должен был убрать некоторые менее необходимые гитарные партии Ноэла. Все лучшее, я оставил.”

Ноэл Галлахер фактически заранее продал права на издание, чтобы оплатить студийное время и работу Оуэна Морриса, но как только альбом был выпущен, на возмещение расходов много времени не понадобилось. В то время Моррис записал Рождественский сингл Оазис`94 ‘Whatever’ (в соавторстве с Нилом Иннесом [Neil Innes], который, предъявил иск Галлахеру за то, что он взял часть мелодии из его песни, ‘How Sweet To Be An Idiot’, в результате чего Иннес и получил соавторство). В японский релиз 'Whatever' EP так же были включены ‘Listen Up’ и 'Fade Away'. Эта пятидневная сессия привела Оуэна Морриса к сотрудничеству и coпродюсерству '(What’s The Story) Morning Glory?'

“Ноэл действительно очень хорошо разбирался в выборе песен и аранжировке, но он абсолютно ничего не смыслил в студийной работе. Таким образом, я отчасти заполнил пробелы, в основных моментах производства. Собирая воедино вокалы и доводя их до ума,” объясняет Моррис. “Это было важно, потому что, как только Ноэл показывал Лайаму песню, он просто убирался прочь и позволял Лайаму петь. Это было хорошим методом делать вещи, и таким образом он оставлял мне возможность записывать и компилировать вокалы.”

Rockfield

1995 был напряженным годом для Оазис, выделившими время, чтобы сыграть в Гластонбери Some Might Say’, первая песня записанная для '(Whats The Story) Morning Glory?' и последняя для предшественника Алана Уайта [Alan White] на барабанах, Тони Маккэрролла [Tony McCarroll]. Она была записана в марте 1995 в Loco Studio, в Южном Уэльсе, где Оуэн Моррис недавно был со-продюсером второго альбома 'The Verves' - ‘A Nothern Soul’. Однако, место действия, перенесли на Rockfield, где в начале мая, сессии с Уайтом, пошли полным ходом.

Rockfield была лучшей студией с бОльшими площадями для записи и лучшими условиями проживания,” говорит Моррис. “Прибыв из Уэльса и неоднократно видя ее название на большом количестве записей - она было местом, где я всегда хотел поработать. И когда Маркус выбил под нас бюджет, чтобы работать там в течение шести недель - мы так и сделали.”

В Rockfield было две студии: ‘Quadrangle’ и ‘Coach House’- размером поменьше. Когда Оазис писались там, в ‘Coach House’ стояла консоль 'Neve VR' c моторизованными  фейдерами, два многодорожечника 'Studer A820', мониторы JBL и стандартный набор внешнего оборудования. Тоновая была расположена слева от контрольной комнаты. Непосредственно, перед контрольной  располагалась барабанная площадка, и по другую сторону от нее была основная студия, с несколькими кабинами в дальнем конце: вокальной кабиной справа и гитарной слева.

“Алан располагался на подиуме и играл на очень небольшом, основном комплекте ‘Gretsch’, который я не очень люблю, но который очень нравился ему,” говорит Моррис. “Микрофонный сетап был очень простым: [Electro-Voice] RE20 на бочке, несколько [Shure] SM57-е на рабочем, вероятно два [Neumann] U47 для альтов и напольного тома, [AKG] C12-е для оверхэдов. Я не помню что было с хай-хэтом и на окружающих микрофонах.

“Хотя у нас было два A820-ых, мое мышление все еще было 24-дорожечным — поскольку я записывал таким образом для ‘Definitely Maybe’ и альбом ‘The Verve’ - потому я записывал вещи просто: восемь дорожек барабанов; RE20 на басовом усилителе, плюс DI; SM57 и [Neumann] U87 на усилителе Marshall, который Тупица использовал с его Epiphone Casino; то же самое на вокалах Ноэла.  AC30 на комбиках Marshall, комбиках WEM и усилителях Orange для его Epiphone Casino и [Gibson] Les Paul. И FET 47 для лид-вокалов.”

Во время сессии записи ‘Some Might Say’ в Loco, Оуэн Моррис знал что у Ноэла Галлахера, уже готовы и другие песни для нового альбома. Среди них были и ранние композиции, такие как 'Hello' (с  рефреном “it’s good to be back”, взятым из ‘Hello, Hello, I’m Back Again’ Гари Глиттера [Gary Glitter], что привело бы к другому судебному процессу и незапланированному co-авторству), и ‘She’s Electric’, с ее припевом, где использовалась часть мелодии Битлз, ‘While My Guitar Gently Weeps’, так же как рефрен “lots and lots for us to see”, очень схожий с заставкой к детскому шоу 'You & Me' на BBC TV.

“Ноэл, несомненно, был отвязным писателем,”- говорит Оуэн Моррис. “Но все те небольшие кусочки, которые он украл, были из его детства, и действительно очень дороги для него. Я всегда вспоминаю его говорящим, что он был удивлен, что никто и никогда ему не предъявлял иск за то, что он содрал гитарный риф с ‘Get It On’ T-Rex/Marc Bolan, который он использовал в качестве основы для его песни ‘Cigarettes & Alcohol’ [Definitely Maybe].”

Среди более свежих, о которых Моррис узнал в Локо, были ‘Roll With It’ и 'Champagne Supernova', в то время как 'Don't Look Back in Anger' была добавлена в список к тому времени, когда группа возобновила работу в Rockfield.

Рутина

Со-продюсер и инженер Оуэн Морис в наши дни “У нас была неделя рутины, прежде, чем фактически начались сессии. И я думаю, что они только репетировали ‘Roll With It’ и ‘Hello” вспоминает Моррис. “Это было нормальным желанием группы, провести некоторое время с Аланом Уайтом, который только что присоединился. Мы не слышали ‘Morning Glory’ или 'Wonderwall' до недели сессии. Ноэл играл 'Wonderwall' мне в первый день, понедельник, проверяя какую аранжировку использовать: ту, которую мы собирались или более сложную, у которой был немного другой вариант перехода к мосту и инструментальной частью после первого припева. Мне это показалось ненужным и сверхсложным, таким образом, это не заняло у нас много времени, чтобы сказать, ‘Давай не будем забивать себе голову.’

“В тот день мы фактически записали ‘Roll With It’. Парни играли вместе, мы сделали приблизительно полдюжины дублей, и первый дубль был бэк-треком, с которого мы продолжили. Кроме нескольких небольших наложений на гитарном соло, которое Ноэл сделал бы позже, это был в значительной степени законченный вариант, потому что они были уже знакомы с песней. Однако, с треками, которых они действительно не знали, мы могли "ходить кругами" в течение долгого времени, пока они не заучивали их и затем делались многочисленные дубли, которые я должен был бы редактировать вместе. Так, прочитав статью о том, как раньше записывались Марк Болан [Mark Bolan] и T-Rex, я сказал Ноэлу, что мы должны попробовать подобный подход с остальными песнями - записывать аккустическую гитару под ‘клик’ и для вокала, прежде чем остальная часть группы будет накладывать свои партии.

“Ноэл согласился, после чего, каждое утро Ноэл и я искали правильный темп для каждой песни, которую мы собирались делать, и затем он делал дубль с акустической гитарой, сопровождаемый кликом для вокала. Затем, после прослушивания аранжировки и возможно пары проигрываний, Алан начинал накладывать барабаны, в то время как Ноэл сидел в той же самой барабанной комнате в наушниках, направляя его и показывая, где должен быть брейк. Это означало, что было очень мало репетиций, мы просто приходили и записывали. И если Ноэлу не нравился звук того, что происходило, мы просто останавливались, перематывали и вписывали. Таким образом мы получали барабанный трек в течение получаса, с того момента, как Алан начинал запись.

“Ноэл обычно сам записывал бас. Я думаю, что Гигс [Пол Макгуиган] играл на бас-гитаре на нескольких композициях, ну да Бог с ним, он не был самым великим музыкантом в мире. Хотя он был действительно хорош в лайвах. Просто так было более быстро для Ноэла, чтобы сделать один, или два дубля бас, с выборочными вставками, тут и там. К полудню у нас были готовы барабаны и наложеный бас. Затем если Тупица играл на электрогитаре, то он обычно свои дубли писал очень быстро — я обычно делал пару треков с ним. Так, что через полчаса - через час максимум, Ноэл уже накладывал три, четыре, возможно  и пять партий электрогитары.

“Это - то, как мы работали во вторник, когда мы записали 'Hello'. В третий день Ноэль спросил Лайама, ‘Что, ты хочешь спеть: 'Wonderwall' или 'Don't Look Back in Anger'? На что тот ответил, что споет 'Wonderwall', и таким,образом, в тот же самый день, мы записали и в значительной степени закончили ее, кроме одного небольшого наложения фортепиано в конце.”

Название 'Wonderwall' было взято из одноимееного фильма 1968 года, для которого Джордж Харрисон написал саундтрек. Сама песня была написана о, тогда еще, подруге Ноэла - Мэг Мэтьюс. По крайней мере, это то, что он говорил на NME в 1996. Пять лет спустя, после того, как он и Мэтьюс развелись, он утверждал, что это было “о воображаемом друге, который собирается приезжать и спасать тебя от себя. ” Независимо от этого, ни одно, ни другое из этого не затронуло сессии записи в 95-м.

“Сначала мы записали барабаны и бас, приблизительно к часу по полудню,” вспоминает Оуэн Моррис. “Тогда Ноэл наложил три партии акустической гитары, после которых Лайам быстро сделал четыре дубля ведущего вокала. На его голосе я использовал питч-квантайзер ‘Eventide DSP4000’. Если он где-то не попадал, я просто подтягивал его немного, и все казались довольными. Я уже использовал это в работе над Definitely Maybe, а потому использовал и на Morning Glory. Лайам пел действительно хорошо всякий раз, когда я записывал его, и его голос был очень открытым. Таким образом, каждый дубль он делал очень уверенно и очень быстро. Его было настолько легко записывать, и Ноэл был абсолютно доволен его исполнением 'Wonderwall'.

“Также, все это благодаря компьютерным технологиям, которые я освоил с Бернардом Самнером и Джонни Марром, у меня всегда был запущен Cubase. B Morning Glory мы также вставили старый Mellotron. Тупица не собирался играть его обычное барре-бренчание на 'Wonderwall'. Таким образом, я выбрал основные аккорды, и показал ему, где они будут, а затем заставил его играть их с виолончельным звуком Меллотрона, который всем нам очень нравился. После подбора гармонии для моста и припева, к обеду, мы практически закончили. Единственным, чего там еще не было - небольшая партия фортепиано, которое появляется в конце. Мы знали, что в композиции нужно что-то еще, чтобы сохранить динамику. И Ноэл придумал эту партию несколько недель спустя. Во время сведения я также добавил скрипки с Kurzweil.”

'Don`t Look Back In Anger'

Oasis Cover Art Тем временем, в четверг, на 'Don't Look Back in Anger' методы работы в основном были теми же, что применялись на 'Wonderwall'. Хотя большее количество гитар и партий струнных гарантировало, что сессия затянется до ночи. Вступление песни, очень похоже на 'Imagine' Джона Леннона, на взгляд Оуэна Морриса, очень издевательски приукрашеное.

“Когда Ноэл сказал Тупице, играть как в 'Imagine', это всех рассмешило,” говорит он. “Никто действительно не задумывался. Это было просто забавно. И что касается всей этой работы, являющейся производной от Битлз - Ноэл был гораздо счастливее, чем Битлз.”

Он был также совершенно счастлив исполнить основной вокал в 'Don't Look Back in Anger', даже если бы это означало сделать парой дублей больше, чем потребовалось бы Лайаму, чтобы предоставить Моррису то, чего он хотел.

“Я никогда не был убежден, что Ноэл должен петь ее,” признается Моррис “Я не думал, что он окажется столь же хорошим как Лайам. Только не тогда. Лайам был отличным певцом. Однако, Ноэл спел ту песню, я скомпановал это, и также подстроил его, чтобы гарантировать, что у нас будет вокал, который вы слышите на записи. Конечно, это сработало, и людям, кажется, он понравился, но я все еще думаю, что Лайам должен был спеть ее.”

Вопреки версии событий, которая муссировалась в течение многих лет, Моррис утверждает, что младший Галлахер вообще не возражал старшему брату, по поводу вокальной работы.

“Сделав три вокальных дорожки за три дня, он был весьма счастлив получить выходной,” говорит продюсер-инженер, таким образом дискредитируя мнение, что разногласия относительно того, кто должен спеть 'Don't Look Back in Anger', привело к кулачным боям во время сессии, когда Ноэл делал это.

”Раньше Оазис работали с понедельника по пятницу, и затем, в пятницу вечером, все убирались прочь в паб,” продолжает Моррис. “Но в ту, особую пятницу, мы начали бэк-треки к 'Champagne Supernova', записывая вокал, акустическую гитару, барабаны, бас и электрогитары Тупицы. Затем в районе девяти вечера, в то время как Ноэл и я занимались наложениями гитар, Лайам спустился в паб. Мы продолжали работать, и после того, как мы закончили, Ноэл и я наслаждались определенными напитками в студии с арт-директором группы, Брайаном Кэнноном [Brian Cannon], задрав ноги повыше и слушая все сделанное за неделю.”

“Позже, Лайам вернулся в жилой корпус Рокфилд, с семью спальнями, которые располагался примерно в 500 ярдах от Coach House - приблизительно с 20-ю людьми, которых он встретил в пабе. Сидя в студии, Ноэл, Брайан и я закончили со всем под утро. После чего, вернувшись и запершись в комнате, полностью истощенный рабочей неделей, я сразу лег спать. Но, очевидно, когда Ноэл увидел всех этих людей, устраивающих вечеринку в их аппартаментах, он расстроил Лайама, попросив выставить их.”

“Хотя сообщения о том, что произошло затем, варьируются, я не думаю, что Лайам громил оборудование Ноэла. Он не мог войти в студию, чтобы сделать что-либо - как это преподносится. Однако, сердитый на то, что оказался отчитанным перед его ‘новыми друзьями’ его старшим братом и смущенный тем, что тот приказал, чтобы они уехали, Лайам вышиб дверь Ноэла, как только тот лег спать. В ответ Ноэл схватил биту для крикета и ударил ею Лайама. Когда я столкнулся с Лайамом на следующий день, он выглядел очень подавленным. Он сломал ногу, выбивая дверь Ноэла. К тому времени Ноэл, и остальная часть группы убралась прочь..., но за неделю мы хорошо поработали!”

“Учитывая, что Оазис не работали по выходным, на этот раз работа в студии возобновилась, приблизительно 10 дней спустя. Лайам и Ноэл обняли друг друга, и мы продолжили работать. Но затем, последовали регулярные разборки, и причины «находились» постоянно. Вариантов не было - они не собирались возвращаться и заканчивать запись.”

Champagne Supernova’

Позже на той неделе, после работы над некоторыми другими песнями, Ноэл вернулся к наложениям гитар в 'Champagne Supernova'

”Есть два трека электронных смычковых, которые звучат на протяжении всей песни, придавая ей своего рода эффект скрипки, и он сделал все эти партии довольно быстро,” говорит Моррис. “Тогда же он довольно быстро сделал партии перебора. Это продолжалось в течение приблизительно двух часов. Ноэл просто сидел в тоновой, рядом с усилителями, и играл. Он не заходил в контрольную, чтобы прослушать то, что он сделал, пока все не было закончено. Так что, все его гитарные наложения были сделаны очень быстро.”

“После этого была сессия, когда Лайам почувствовал вдохновение, чтобы сделать все «Битловские» ‘аааа’, которые звучат в гитарном соло, к которому я также добавил партии Меллотрона в духе Битлз. Затем во время другой сессии он делал попытку спеть 'Champagne Supernova'. Мы сделали полдюжины дублей, но что-то произошло, было ли это из-за высоких нот в конце строчки ‘The world’s still spinning around, we don’t know why’ - было ощущение что его голос сгорает. Таким образом, с каждым дублем он становился все более хриплым, и к тому времени, когда он добрался до конца, он звучал почти как Род Стюарт.”

“Я сделал достаточно причудливую компрессию вокала, которая понравилась обоим - и Ноэлу  и Лайаму. Но в итоге, в самом конце шестинедельной сессии в Rockfield, когда Лайам и я просто были в студии, я заставил его перепеть вокал, и мы сделали его кусочек за кусочком. Мы сделали дублей шесть первого куплета, и около шести дублей окончания. Затем как только он закончил все легкие места, Лайам сделал полдюжины раз первый припев, столько же раз для второго куплета и других припевов, пока он не занялся высокой частью в последний раз.”

Единственным главным элементом, все еще отсутствующим в 'Champagne Supernova', была ведущая гитара, которую должен был помочь сыграть , Пол Уэллер - так хотел Ноэл Галлахер. Соответственно, после того, как Оазис появились на Фестивале Гластонбери в последнем июне и сведение ‘(Whats The Story) Morning Glory?’  началось на консоли Neve в миксовой Orinico Studios - на юге Лондона, Уэллер показался на один день со своим белым Gibson SG и старым усилителем Vox AC30.

“У него не было никаких педалей,” вспоминает Моррис. “У него был уровень громкости на ‘3’. Это был действительно хороший Vox и действительно хороший SG, таким образом, я просто поместил его на 57 канал и записал его, как есть. Пол, вероятно, сделал четыре соло, и затем он и Ноэл позволили мне выбирать то, что я хотел. Он также внес немного свиста в 'Champagne Supernova' - несколько тактов после большого гитарного соло - и бэк-вокалов 'Ооо' в конце. Так же немного гармоники и гитару в ‘The Swamp Song’. В целом, это была еще одна очень быстрая сессия. Он и Ноэл, появились примерно часа в три дня, и уехали в семь вечера.”

Все Ваши Мечты Сбываются

Начиная с рекордных 347,000 копий в течение первой недели релиза ‘(What’s The Story) Morning Glory?’, в общей сложности было продано приблизительно 22 миллиона копий во всем мире. В 1995 Ноэл Галлахер в интервью журналу Rolling Stone сказал о том, что в то время как ‘Definitely Maybe’ - это мечта о том, как быть поп-звездой в группе,’ What’s The Story’ – это то, что такое фактически быть поп-звездой в группе. ” Это было, конечно, верным. Оазис жили мечтой и, иногда, кошмарами.

“Я хорошо провел то время с Оазис,”- говорит Оуэн Моррис, который также недавно наслаждался продюсированием того, что как он предсказывает будет полностью новым хитовым материалом для ‘Madness’. “Они были очень позитивными к окружающему. Это было прекрасное время. И для всех его недостатков, музыка была действительно очень хороша.”

Битва Громкостей

Одновременно с тем, когда Оазис были, предположительно, занятыми ‘Сражением Бритпопа’ с Blur, они были весьма любезны с Оуэном Моррисом, ведя так называемую ‘войну громкостей’- результатом техники тяжелой компрессии на стадии мастеринга, которую он уже использовал на Definitely Maybe.

“Когда мастерились первые альбомы ‘Electronic’, это казалось чертовски ужасным, так что, я думал, что попытаюсь сделать это сам,” объясняет он. “Джонни Марр позволил мне делать это в его студии, и я арендовал для этого несколько конвертеров Apogee A-D, с функцией ‘soft limit’, которая позволила мне выжать максимум громкости без искажения. Также, как я делал мастеринг на Definitely Maybe. Таким образом, это все касалось уровня громкости - т.е. количества, а не качества. Я не был техническим знатоком, но теоретически было громко и великолепно, и я сделал подобное на Morning Glory. После этого я подумал, что лучше остановиться. Там настолько громко, насколько ты можешь пойти!”

Опубликовано в SOS. Ноябрь 2012

Источник: Soundonsound.com

Перевод: Владимир Анотонов

Яндекс.Метрика

Сейчас на сайте

Сейчас 22 гостей онлайн
SL_Sign